Никольский храм в с. Куракино

Пензенская обл., Сердобский р-н, с. Куракино

Координаты

N 52° 33.115'
E 44°  03.061'

Посмотреть на карте          Отчет о поездке





 


Храм святителя и чудотворца Николая располагается на территории старинного сельского кладбища, где по-прежнему находят последний приют куракинские жители.

ИСТОРИЯ ХРАМА

Первоначально на этом месте была построена в 1791 году деревянная церковь. По свидетельству В. Н. Смольянинова (1), разбиравшего родовой куракинский архив, в 1811 году князь Александр Борисович (1752-1818) выразил желание построить на надеждинском кладбище каменную церковь взамен обветшавшей деревянной. Кладбищенская каменная церковь была выстроена в 1812 году, но несколько лет стояла неотделанною: покрыта была крышею только наполовину, не было рам и дверей. В 1816 году князь обратил на это внимание и приказал управляющему в том же году отделать церковь: оштукатурить, покрасить, поставить иконостас старой надеждинской сельской церкви и освятить. Но старый иконостас оказался негоден, и был сделан новый, и написаны новые иконы.

Летом 1816 года умер барон А. Н. Сердобин (1781-1816), воспитанник князя, и погребён в ещё неосвящённой каменной кладбищенской церкви. Узнав об этом, князь тем более приказал поспешить с отделкой и освящением храма. Оно состоялось на день ангела князя Александра Борисовича 30 августа 1816 года, его самого не было в имении. После освящения управляющий угощал в княжеском доме некоторых из бывших при торжестве соседних помещиков и сердобских судей с их семьями.

Здесь будет уместно напомнить об огромной храмоздательской деятельности князей Куракиных. В. Н. Смольянинов посвятил ей целый том исторического сборника «Восемнадцатый век», издаваемого по материалам куракинского архива. Он насчитал 50 церквей в 10 российских губерниях, построенных «крепким своим православием княжеским рдом Куракиных». Больше всего храмов — 11 — появились благодаря усилиям князя Александра Борисовича. (2) Князья Куракины были не только активными храмостроителями, но и занимались благоукрашением и содержанием своих церквей. Убранство, необходимые для исправления служб предметы, ризы, иконы и проч. они всегда приобретали для всех церквей на свои средства. Многие иконы были в окладах серебряных и позолоченных, с драгоценными камнями. Князья заботились и о содержании священников и диаконов. Их помощь была заведомо большей, чем священники получали по штату от епархии. На свои средства князья строили дома для священников, выделяли им землю, продукты, скот.

В одном только Надеждинском имении при князе Александре Борисовиче и по его повелению были сооружены: приходский храм во имя Александра Невского (1792), домовая церковь во имя Бориса и Глеба (1799), храм во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость» при богоугодных заведениях (1810-1812), кладбищенская церковь во имя Николая Чудотворца (1816).

Необходимо и ещё одно разъяснение. Известно, что князь Александр Борисович был масоном. Многие ошибочно полагают, что масонство несовместимо с православием. Однако в русском восемнадцатом веке в дворянской среде масонство и православие вполне совмещалось. Как указывают исследователи, масонство XVIII века начиналось, прежде всего, как морально-этическое движение, постепенно на протяжении столетия обрастая мистическими напластованиями. Его структура и ритуал всё более усложнялись. А. Б. Куракин принадлежал к самым первым по времени появления русским масонам, разрабатывавшим нравстенно-этические идеи. Их задачей было самопознание и самосовершенствование.

«Они больше масонствовали, чем были масонами, — писал о русских масонах первого поколения В. О. Ключевский. — Они <…> вступили в состав «малого избранного народа» вольных каменщиков только для того, чтобы самих себя переработать в пригодные камни для мысленного храма Соломонова». (3)

Таким образом, приверженность идеям нравственного самосовершенствования не мешала русским масонам XVIII века быть истинными христианами и радетелями о православной вере.

До нашего времени из всех сооруженных князем Александром Борисовичем в с. Куракино храмов сохранились пребывающий в состоянии распада величественный приходский храм святого благоверного князя Александра Невского в центре села и также пребывавшая в руинах до 2011 года Никольская кладбищенская церковь. Продолжаю рассказ о ней.

В архитектурном аспекте Никольская кладбищенская церковь представляет интерес как образец небольшого культового сооружения, построенного в духе ампирных (классических) традиций двадцатых годов XIX века. Общая объемная структура здания говорит об участии в его сооружении достаточно образованного мастера, создавшего весьма удачную композицию. Надо сказать, что в основе всех храмов, выстроенных князями Куракиными, прослеживается одна и та же характерная композиция. Они все центричны, с куполами на стройных барабанах, часто с высокими фигурными фонариками (на Никольском храме его нет, зато есть на приходском Александроневском храме). Можно отметить и просторность их внутренних пространств.

В течение XIX века церковь претерпела несколько незначительных реконструкций. Деятельность храма была прекращена в конце двадцатых годов XX века, с этого времени здание стало разрушаться. К 1990-м годам здание храма представляло собой руины, с обвалившимся куполом и проломами в стенах. Тяжело было в эти годы и жителям некогда богатого и огромного села. Но духовная жизнь в нём не погасла.

С благословения тогда Управляющего Пензенской и Кузнецкой Епархией Преосвященного Вениамина (ныне митрополита Рязанского и Михайловского) в селе была создана православная община и в июле 2011 года начаты работы по восстановлению храма. В декабре 2012 года, в престольный праздник отцом Марианном (Яворским) был отслужен молебен в ещё холодном храме. А через год, в 2013-м, престольный праздник уже встречали в тёплом, отапливаемом храме, под куполом со Святым крестом. 25 мая 2014 года прошло торжественное освящение храма архиерейским чином.

Никольский храм восстановлен стараниями, усердием и на средства жителей села Куракина, земляков и благотворителей за три года практически из руин. Воссозданный храм отличается архитектурным изяществом строгого ампирного стиля и красотой и гармоничностью внутренней отделки иконостаса, паникадил, аналоев, киотов и всего церковного убранства.

Не сохранилось сведений о святынях, пребывавших в кладбищенской церкви. Достопримечательностью нынешнего храма является уникальное захоронение барона А. Н. Сердобина. В период запустения о нём было забыто, но при первых шагах по восстановлению церкви склеп был обретён почти чудесным образом. Расскажем об этом подробнее.

БАРОН АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ СЕРДОБИН И ЕГО ЗАХОРОНЕНИЕ

10 июля 2011 г. при проведении работ по расчистке внутри храма был обнаружен склеп с неизвестным захоронением. 11 июля было произведено его вскрытие и обследование специалистами из Пензы.

Склеп расположен внутри храма, примыкает к западной (короткой стороной) и южной (длинной стороной) стенам. На уровне пола находится кирпичный свод. Размеры склепа снаружи (по полу): восточный торец — 149 см, западный торец — 155 см, длина (восток-запад) — 258 см. Стены и свод внутри выбелены известью. Склеп сухой. Дно выложено кирпичом и покрыто слоем песка. В склепе находится гроб. Сверху на крышке зелёной плотной шелковой лентой с металлической нитью выложен православный крест. Гроб снаружи обит коричневым бархатом, частично истлевшим, а внутри — хорошо сохранившимся атласом жёлто-золотого цвета.

В гробе находятся останки мужчины. Тело не потревожено. Рост — 164 см, ширина в плечах — 34 см. Нижнюю челюсть поддерживает тонкая кожаная лента. Одет в суконный костюм конца XVIII — начала XIX века. Сукно хорошо сохранилось, крепкое, не истлело, тёмно-коричневого цвета. Штаны длиной за колено (кюлоты), заканчиваются манжетой с медной овальной пряжкой. Верхняя часть костюма фрачного покроя: впереди до пояса, сзади фалды до колена. Рукава вшивные, заканчиваются обшлагами с узором: шитьё и шёлковый кручёный шнур. Воротник стоячий, высокий с шитьём и выкладкой шёлковым кручёным шнуром. В районе плеч рядом с головой кожаные эполеты, густо обложенные бахромой из тёмного кручёного толстого шнура. На ногах чулки. Под фраком остатки белой более тонкой одежды (сорочки). На ногах кожаные туфли, украшенные бантиками из шёлковой ленты. Поверх всей фигуры (от середины груди до концов ног) следы тонкой истлевшей ткани, вероятно, покрывала.

После необходимых обмеров, описания и фотофиксации над прахом барона А. Н. Сердобина настоятелем храма о. Марианном (Яворским) была отслужена панихида. Гроб был возвращён на прежнее место, и склеп вновь замурован.

В настоящее время над склепом на южной стене укреплена памятная доска белого мрамора с текстом:

«Здесь покоится прах барона Александра Николаевича Сердобина (1781-1816), воспитанника князя Александра Борисовича Куракина».

Барон Александр Николаевич Сердобин (1781–1816) официально считался воспитанником князя Александра Борисовича Куракина. В действительности он был его незаконным сыном от крепостной крестьянки, имя которой не сохранилось. Всего известно одиннадцать Сердобиных, родившихся, видимо, в Надеждине от нескольких крестьянских матерей, все они получили отчество Николаевич. Фамилия всем детям дана князем по названию реки Сердобы. Об А. Н. Сердобине нам известно очень мало.


Никольский храм в с. Куракино в 2011 г. Никольский храм в с. Куракино в 2011 г.
Никольский храм в с. Куракино в 2013 г. Никольский храм в с. Куракино в 2013 г.


Добавить комментарий

Вы можете оставить комментарий авторизовавшись через любую из представленных социальных сетей: